Мир путешествий и приключений - сайт для нормальных людей, не до конца испорченных цивилизацией

| планета | новости | погода | ориентирование | передвижение | стоянка | питание | снаряжение | экстремальные ситуации | охота | рыбалка
| медицина | города и страны | по России | форум | фото | книги | каталог | почта | марштуры и туры | турфирмы | поиск | на главную |


OUTDOORS.RU - портал в Мир путешествий и приключений
ВОКРУГ СВЕТА № 9-1962

НАУЧНЫЕ МАРШРУТЫ СЕЛИЛЕТКИ

Репортаж о черных песках, лаборатории «три тройки» и экспедиции Федора Парцвании; о небольшом руднике под названием Магнето и больших заводах, которые будут извлекать сокровища... из песка.

ВНИМАНИЕ! ЗОНА СОКРОВИЩ

Л. ЧЕШКОВА

Рисунки А. ГУСЕВА и В. НЕМУХИНА

Берег моря после шторма. Где-нибудь в районе Поти. Вы идете по прибрежному песку; он блестит темно, тяжело, словно воронье крыло, и голубоватые ракушки оттеняют его металлический цвет.

Черные пески... Вы берете в руку горсть не тронутого волной песка — он струйкой течет сквозь пальцы: светлые песчинки, мельчайшие обломки ракушек, тяжелые темные крупицы. Темные крупицы — это магнитный железняк, или магнетит, — минерал, содержащий железо. Вы удивлены: откуда взялся этот ценный минерал в морском песке? Кому обязан он тем, что нежится на берегу, а не скрывается, как обычно, в недрах гор?

Ветер и дождь распилили оковы, в которые был закован магнетит, — разрушили кавказские вулканические горные породы, богатые магнитным железняком. Бурные реки и речки помогли ему бежать: подхватили размытые породы и понесли по течению. Некоторые песчинки осели в руслах рек, в устьях. Другие вынесло потоком в море. Крутые волны прибоя возвратили их на берег.

Темная полоса магнетитовых песков тянется на 250—300 километров по Черноморскому побережью Кавказа — она начинается недалеко от Батуми и кончается почти у Сочи. Богаты магнитным железняком и пески знаменитой Колхиды. Нет ничего удивительного, что зона черных песков так велика. Многочисленные реки Колхиды потрудились над ее созданием: девять крупных, таких, как Риони, Супса, Ингури, и несметное количество мелких.

Черные берега Черного моря давно были на примете у геологов. Но по-настоящему ими заинтересовались только в последние годы.

* * *

В одном из московских переулков, изогнутом, словно самоварная труба, есть дом, в котором можно увидеть черный магнетитовый песок. Это Институт геологии рудных месторождений Академии наук СССР.

Заглянем сюда, в лабораторию под номером «333». Здесь работает кандидат геолого-минералогических наук Михаил Иванович Калганов. Именно из этой лаборатории с тремя тройками на табличке тянется нить поиска — поиска, который должен привести к решению проблемы использования черных песков в промышленности.

...Плотно заставленная столами комната. Всюду — карты, книги, ящички с образцами. Черный песок по-хозяйски устроился на полках, потеснив другие минералы, «арендовал» микроскоп, «получил» персональный магнит.

Около десяти лет назад магнетитовые пески поселились в лаборатории Калганова. То, что именно Калганов заинтересовался ими, понятно и закономерно. Михаил Иванович — «железорудник». Его специальность — поиски сырья для нашей черной металлургии. Калганов крупный исследователь. За разведку месторождений Курской магнитной аномалии он получил Ленинскую премию.

— Вы спрашиваете, почему геологи всерьез занялись черным песком? — Калганов берет в руки тяжелый мешочек с образцом. — Казалось бы, можно не беспокоиться о новых источниках сырья. У нас богатейшие месторождения железной руды — КМА например. Но мы должны все время думать о рациональном, экономичном ведении нашего разросшегося металлургического хозяйства...

Михаил Иванович разворачивает на столе карту Грузии. Недалеко от зоны песков чернеет значок доменной печи. Это Рустави. Завод растет с каждым годом — значит, все больше и больше руды нужно ему. «Питание» для Рустави поставляет Дашкесанское месторождение. Но то, что дает Дашкесан сегодня, Рустави не хватает. Приходится везти руду из Кривого Рога. Тонна руды, которая путешествует из Украины в Грузию, стоит ни много, ни мало шесть рублеи!

— Если же использовать «морскую руду», — говорит Калганов, — она обойдется руставским металлургам гораздо дешевле. Везти руду близко, и дороги хорошие есть. Кроме того, «морская руда» по своим достоинствам намного превосходит обычные руды, которые применяются в металлургии. Ведь магнетит — самый ценный минерал из всей «железной семьи». Он гораздо богаче железом, чем его родственники — гематит или магномагнетит, — и гораздо беднее всякими ненужными примесями. Как видите, у черных песков немало достоинств.

И все-таки, — заключает Калганов, — черные пески пока что для нас уравнение с несколькими неизвестными...

— И есть надежда, что в ближайшее время уравнение будет решено?

Михаил Иванович улыбается:

— А вы поезжайте туда, где его непосредственно решают, и увидите сами. Вот здесь, посмотрите на карту, поселочек Магнето...

* * *

Поселок удобно расположился на черном берегу.

Справа от поселка, в дымке, вот за тем близким мысом, — Поти. Слева, над темными гривами дюн, торчит стрела экскаватора. Черный песок под ногами, черный песок в карьере — там, где рудник.

Знакомимся с начальником рудника Карло Тогуши и инженером-химиком Георгием Каландаршвили. Они приехали в эти места семнадцать лет назад, когда не было ни рудника, ни поселка, а только пески и поле, густо заросшее папоротником. Но, оказывается, и черные пески дают всходы, когда за ними ухаживают по-хозяйски.

— Видите, что может расти на железной руде! — смеется Тогуши.

Три ряда голубых домиков, прекрасное шоссе, гостиница, аллеи приморских сосен («Ох, и помучились с ними! Не хотели приживаться...»), зеленая площадь с фонтаном. На редкость праздничный курортный облик у рабочего поселка Магнето.

— Это наши, так сказать, сопутствующие культуры, — Тогуши кивает на аллеи сосен. — А главная наша культура — концентрат: мы «высеиваем» из черного песка магнетитовые крупицы.

Значит, первый практический шаг по добыче железа из черных песков уже сделан!

Мы идем к карьеру. На удивление просто производство этого концентрата. Из стальной пасти экскаватора сыплется в бункер черный песок. Туда же, в бункер, льется вода. Вся эта смесь проходит через своеобразное сито — магнитный сепаратор. Тяжелые, богатые железом песчинки, пойманные электромагнитным полем, стекают в желоб. Светло-желтый песок летит в сторону — это «хвосты», ненужный довесок к ценному магнетиту.

Все преимущества этого открытого карьера как на ладони. Нет сложного лабиринта штолен, штреков, не слышно грохота взрываемой породы: песок лежит прямо на поверхности.

— Заметьте, — говорит Тогуши, — когда мы сделаем следующие шаги по добыче железа из береговых песков, производство останется таким же простым.

Георгий Каландаршвили берет в пригоршню маслянисто-черный обогащенный песок.

— Это и есть богатый железом магнетитовый концентрат. Его-то мы и мучаем опытами.

Рудник Магнето — предприятие и лаборатория одновременно. Лаборатория, где исследуется качество черных песков: какой концентрации железа можно добиться?

— Мы уже «обогнали» Дашкесан, — рассказывает Георгий. — Там в руде железа сорок-пятьдесят процентов. У нас же только после первичного обогащения — вот в этом самом концентрате — почти пятьдесят. А если пропустить обогащенный песок через второе, третье, четвертое «сито»? Примесей будет оставаться все меньше, а концентрация железа будет расти...

Нет, не зря бьются обогатители над черными песками. Исследования показали, что можно получить магнитный концентрат, в котором будет более 60 процентов железа!

Без сомнения, одно неизвестное в «уравнении черных песков» скоро перестанет быть неизвестным.

* * *

Рудник в поселке Магнето — это лишь одно звено длинной исследовательской цепи.

Неподалеку от Магнето, в Поти, на тихой зеленой улице Важа Пшавела расположилась база геологической партии, изучающей весь район приморских магнетитовых песков. Каждый вечер на улице Важа Пшавела останавливается запыленный грузовик. Усталые загорелые люди в робах — изыскатели — доставляют на базу черный песок, добытый в самых различных местах Черноморского побережья. В Григолети, в Очамчире, в Кобулети. Песок, взятый на поверхности. С глубины десяти метров. Пятидесяти. Двухсот.

Паутиной разведочных скважин опутывают геологи всю прибрежную полосу черных песков. Пески окажутся словно под гигантской лупой. Геологов заботят остальные неизвестные в «уравнении черных песков», а именно, количество магнитного железняка в различных районах прибрежной полосы и мощность, или толщина, песчаных пластов.

Колхида... Когда-то Паустовский писал об осушении гнилых колхидских болот. Люди нынешних дней продолжают большую работу по преобразованию края. В них живут неугомонность и энергия героев Паустовского. Долгие годы работает «в поле» начальник экспедиции Федор Парцвания; шесть лет, сразу же после окончания института, кочует по Кавказу гидролог Вахтанг Карцеллишвили...

Когда разговорились с Вахтангом о его работе, он сказал: «Это не совсем обычная экспедиция...»

Недавно выяснилось, что подводная береговая полоса также богата магнетитом. Значит, скважины затронут и морское дно. И широкая — километровая! — полоса его тоже окажется под лупой геологов.

Черные пески — «хитрые» пески. Своим цветом они словно говорят: «наше богатство магнетит». Но ведь черный песок, как предполагают исследователи, прячет еще и ценные редкие элементы. Геологи должны непременно установить, откуда они пожаловали и в каком количестве.

Ни морским бурением, ни комплексным исследованием черных песков до недавних пор ученые не занимались. Так что геологи из экспедиции Парцва-нии в некотором смысле первооткрыватели.

Каких же результатов уже добилась экспедиция? Прежде чем рассказать об этом, Вахтанг Карцеллишвили делает оговорку: «Результаты собраны не только нашей экспедицией, но и предыдущими...»

Вахтанг раскрывает наугад один из мешочков с пробами. Подносит к песку обернутый в бумагу магнит. Секунда — и бумага становится похожей на черную щетку.

— В наших песках, — замечает Вахтанг, — до шести процентов магнитного железняка. В среднем, конечно. Очень неплохая цифра. Это, если брать в расчет все побережье, сотни миллионов тонн ценного металлургического сырья. А кое-где рудонос-ность песков достигает 12 процентов. Одна из экспедиций бурила 270-метровую скважину...

— Разве мощность песков так велика?

— Понимаете, — объясняет Вахтанг, — наши черные пески — слоистый пирог с железной начинкой. Порой толщина этого пирога доходит до 500 метров — это в центральной Колхиде, а на берегу моря — до 200. В общем, — подводит итог Вахтанг, — результаты работ экспедиции обещающие. Очень скоро Магнето перестанет быть единственным в Союзе открытым карьером на берегу моря...

* * *

Да, решение проблемы магнетитовых песков не за горами. Предварительные значения всех неизвестных в «уравнении черных песков» говорят о том, что кавказская береговая полоса будет, вероятно, надежным подспорьем для Рустави.

Черные пески Черного моря — далеко не единственный участок морских побережий, где природа спрятала свои клады. Ведь процессы, подобные тем, которые происходят на черноморском берегу, протекают везде, где есть море, реки и богатые полезными ископаемыми горные породы. Реки, словно транспортеры, доставляют ценные минералы на морской берег. На всех песчаных побережьях морей и океанов земного шара можно было бы поставить щиты: «Внимание, зона сокровищ!» Сокровища эти подчас еще не раскрыты, не найдены, но многие факты говорят о том, что они существуют.

Исследователи знают о черных песках Каспийского моря в районе Ленкорани, и о богатейших намывах на Курильских островах (до 40 процентов магнетита содержится в них!), и о «золотом» песке Дальнего Востока. Знают о том, что редкие элементы — цирконий, германий, ванадий и другие, — месторождения которых в чистом виде в природе почти не встречаются, часто находят приют в береговых песках.

Знают, наконец, об использовании магнетитовых песков в черной металлургии Японии, Италии, Франции. В некоторых странах из прибрежных морских песков «тянут» золото, вольфрамит, оловянный камень...

Важно комплексное изучение прибрежной полосы, тщательное исследование всех составных частей морского песка. И это изучение у нас уже началось: на Азовском море работают украинские геологи.

Вся обширная зона сокровищ — берега Тихого и Ледовитого океанов, берега Балтийского, Охотского, Каспийского морей — ждет своих исследователей. Вслед за теми, кто изучает песчаные клады, придут те, кто будет их осваивать. И проснутся к жизни новые земли, испокон веков слышавшие только гул прибоя.

 
Рейтинг@Mail.ru
один уровень назад на два уровня назад на первую страницу