Мир путешествий и приключений - сайт для нормальных людей, не до конца испорченных цивилизацией

| планета | новости | погода | ориентирование | передвижение | стоянка | питание | снаряжение | экстремальные ситуации | охота | рыбалка
| медицина | города и страны | по России | форум | фото | книги | каталог | почта | марштуры и туры | турфирмы | поиск | на главную |


OUTDOORS.RU - портал в Мир путешествий и приключений
ВОКРУГ СВЕТА № 7-1961

ПУТИ, ОТКРЫТЫЕ В ЗАВТРА

ПОКОРИТЕЛИ ВАХША

Л. ЧЕШКОВА

Фото. С помощью могучих машин люди раздвинули берега Волги. Разлилось широкое море — водохранилище Горьковской ГЭС. Фото А. ГОРЯЧЕВА

Фото. На Вахте кипит работа: долину исследуют изыскатели.

Фото. Вот он, грозный Вахш! Фото Н. НЕМНОНОВА

«Строители первыми приходят в необжитые места и создают там жизнь, творят будущее.

(Из приветствия ЦК КПСС участникам
Всесоюзного совещания молодых строителей)

Враждебно смотрят черно-серые косые ножи береговых скал. Под ногой качается острый камень. Одно неосторожное движение — и... Боюсь глянуть вниз. Там, в полукилометровой бездне, ревет мутно-коричневый поток. Вахш. Дикий, бешеный — вот что означает это название. А люди хотят заставить его разлиться спокойным морем. Неужели здесь, среди этого каменного хаоса, можно строить гидростанцию? Долина узкая — нет даже места для строительных площадок. Скалы высокие и острые; кажется, взобраться на них под силу лишь альпинистам...

ЛАБОРАТОРИЯ ПОД ЗЕМЛЕЙ

Но что это? Какой-то спичечный коробок качается на волнах Вахша. Похоже, понтон. А невдалеке поблескивает на солнце стальной трос. Это дорога геологов. Вот их лодка, крепко зацепившись за трос, переправляется на другой берег. Там, в каменной стене почти у самой воды, видны темные отверстия штолен, чуть выше — переплеты буровых вышек.

В 1958 году пришли в Пули-Сангинское ущелье изыскатели — геологи и гидротехники, гидрологи и топографы. Они хотели знать все о нелюдимом Вахше и нелюдимой долине.

Прежде всего важно было установить, нет ли трещины на дне реки (такое предположение выдвигали некоторые исследователи, и только бурение дна и детальное геологическое обследование могли дагь точный ответ). Есть ли поблизости месторождения строительных материалов? Какие породы слагают берега и дно Вахша и Каратегинский хребет? Если строить ГЭС. между хребтами разольется водохранилище. Значит, надо выяснить, как залегает в них порода, насколько они прочны, водопроницаемы и т. п. Короче говоря, изыскателям предстояло сказать, можно ли строить на Вахше близ города Нурек крупнейшую в стране ГЭС.

...На дощатой двери черной краской, уже расплывшейся от дождей, выведено «230». Снаружи штольня 230 ничем не примечательна, разве что запомнишь крутую скользкую тропку, усеянную острыми камнями, что ведет к ней. В штольне работает ленинградская экспедиция гидротехников. Показать мне подземное хозяйство вызвался руководитель экспедиции Владимир Леонидович Рекс. Его плотная коренастая фигура исчезает в проеме дверей

— Не отставайте!

Дверь захлопывается. Глаза после яркого света дня видят плохо. Долго идем по узкому, пробитому в скале ходу. Наконец коридор расширяется.

— Осторожно! — голос моего проводника так тревожен, что невольно замираю на месте. Осматриваюсь. Приборы, приборы. Узнаю грузную конструкцию гидравлических прессов. На полу бетонные кубы, похожие на подушки. Около приборов словно застыли люди.

Владимир Леонидович, не позволяя мне сдвинуться с места, рассказывает:

— Здесь мы изучаем упругие свойства скал и сопротивление скальных пород сдвигу. Прежде чем строить плотину, тоннели, здания ГЭС, мы должны выяснить, а выдержат ли береговые породы такую нагрузку. Конечно, это можно узнать и в обыкновенной, не подземной лаборатории. Возьмите кусочек здешней породы и испытывайте его сколько угодно. Но результаты будут приблизительными. Мы же хотим знать наверняка.

Да, гидротехники задумали дерзкий опыт. Проникнуть в сердце горы, вплотную к самым основным породам, и подвергнуть их колоссальному давлению, такому же, какое они будут испытывать, когда возведут все сооружения. Опыт сложный. Впервые ленинградские гидротехники проводили его на Красноярской ГЭС, и вот сейчас, вторично, — на Вахше. Теперь понятно, зачем в этом глубоком подземном коридоре собрано столько приборов. Гидравлические прессы давят на бетонные подушки, бетонные подушки — на скалу, а приборы записывают изменения в породах.

Так вот почему мне дан такой суровый приказ: «Ни шагу дальше!» Точные приборы возьмут на учет любое движение. Как же трудно приходится тем, кто, застыв как изваяние, проводит целые дни в этой лаборатории!..

— Владимир Леонидович, а что, если порода не выдержит? А если обвал?

Гидротехник смеется:

— Волков бояться — в лес не ходить. Ну, а вообще-то мы не даром работали целый год в восьми штольнях. Теперь знаем, что береговые породы Вахша очень и очень надежны.

КТО ОТКРЫЛ СЕКРЕТ

С человеком самой опасной на стройке профессии меня познакомил случай. Примостившись на огромном валуне, пытаюсь заснять панораму Вахша. Вдруг слышу:

— Эй, корреспондент! Выдержку давай больше! Наши облака обманчивые...

Оборачиваюсь. Невысокий сухощавый мужчина. Загорелое, обветренное лицо. Просторная роба и запыленная шахтерка. Это взрывник Виталий Васильевич Павлов. Виталий Васильевич может долго рассуждать о ракурсе и фокусе — кстати, на этих страницах журнала напечатаны в основном его фотографии, — но когда речь заходит о риске, с которым связана работа взрывника, он замолкает. Скажет единственное: «В нашей профессии ЧП бывает лишь раз в жизни», — и снова переводит разговор на фотографию. А между тем ему есть о чем рассказать.

...На каменистом уступе стоит буровая вышка. Около нее спокойно, уверенно работают люди. Площадка широкая, и пугающее чувство высоты, видимо, не тревожит их. Только на краю площадки, готовый вот-вот сорваться, трепещет на ветру эдельвейс. А еще не так давно эта площадка была небольшим скользким выступом. Когти горы впивались в плечо Виталия Павлова, из-под ног его в пропасть летели камни, когда он сверлил скалистую стену, чтобы взорвать ее.

Мне, пожалуй, понятно, почему Павлов не вспоминает об этом случае. Обычная, каждодневная работа. Ничего особенного.

Товарищам труднее порой приходится...

— Видите, высоко над дорогой пробита штольня? Вот она, смотрит черным глазом. Думаете, легко было прорубить ее? Ни один трактор по этой отвесной скале не влезет. Рабочие все оборудование на плечах подняли.

Фото. В час отдыха.

Фото. Этот камень пока загадка для археологов.

Люди трудных и опасных профессий. Но почему, раз ступив на тропу поиска, они уже не уходят с нее? И взрывник Виталий Павлов, и геолог Михаил Коган, который исследовал места для Центральной, Перепадной и Рагунской гидростанций на Вахше, и гидротехник Шура Федоренко — они уже сейчас думают, какая стройка будет для них следующей. Видимо, потому, что им дорого чувство первооткрывателей.

Нурекские изыскатели выведали секрет у Вахша, который был скрыт для тех, кто боялся подступиться к Бешеному. И неприступность Вахша оказалась не бедой, а счастьем.

Гидрологи установили, что Вахш — одна из самых сильных рек. Когда тают снега в горах, где он берет начало, три тысячи кубических метров воды проносится в реке за одну секунду! Этой энергии хватит не только на Нурекскую ГЭС. На Вахше решено создать каскад из восьми-девяти гидростанций. Четыре из них уже строятся.

Изыскатели нашли великолепное место створа для будущей плотины. Обычная ширина Вахша — несколько сот метров, здесь же берега сходятся до удивления близко. Стоишь на берегу, и невольно рождается шальная мысль: а что, если прыгнуть?

Фото. Стальной трос — дорога геологов через Вахш.

Геологи и гидротехники определили, что лучшие береговые породы, чем в Пули-Сангинском ущелье, найти трудно. Только такая дикая река смогла пропилить себе путь среди этих крепких скал. Плотине будет на что опереться плечом. И еще плюс — эти и другие породы, тоже местные, прекрасный строительный материал. Значит, не придется возить его издалека.

Не будь Вахш такой неприступной рекой, его берега были бы густо усеяны кишлаками, и строительство плотины обошлось бы гораздо дороже. Сейчас же водохранилище — его длина без малого будет семьдесят километров — заполнит узкое, но глубокое и почти безлюдное Пули-Сангинское ущелье.

Понятно, почему Нурекская ГЭС будет стоить намного дешевле, чем другие крупные электростанции. Она окупит себя уже на второй год работы.

— Эта река, это ущелье — дар природы, — в один голос заявили изыскатели.

Теперь в единоборство с непокорным Вахшем вступают строители.

ЗОЛОТОЕ ДНО

Но прежде чем о строителях, расскажем немного о тех, кто работает бок о бок с изыскателями. Это тоже первооткрыватели. Словно магнит, стягивает стройка всех первооткрывателей, будь то геолог, энергетик или археолог. И неудивительно. Стройка, если так можно сказать, дает ток наукам. А они взамен — точный расчет, перспективу, факты.

...Бульдозер, кряхтя, влез на невысокий холм, срезал несколько толстых слоев земли и замер. Под вывернутым слоем бульдозерист заметил какие-то черепки. Через два часа сотрудники Института истории АН Таджикской ССР были уже в Нуреке. Охотников показать археологам «историю» оказалось достаточно: весь Нурек заинтересовался находкой.

И вот на столе лежат обломки керамических изделий, коричневатые сосуды, каменный жернов. На сосудах, старательно очищенных от земли, видна роспись: красноватые полосы, спирали, завитки. Типичная сельская керамика X—XII веков — археологи без труда определили возраст находок.

Когда-то здесь, близ Нурека, проходил торговый путь, связывавший Среднюю Азию со странами Востока: Ираном, Индией, Китаем. Может быть, На этом холме стоял кишлачок — ведь вдоль всего торгового пути вырастали поселения с караван-сараями. Даже название холма — Шотур-хон — место, где ночуют верблюды, — говорит о том, что находки эти не случайны. Исследователи давно предполагали: дно будущего моря и лежащие рядом с ним земли — золотое дно для археологов.

Вот уже почти пять лет в районе Нурекской ГЭС работает Таджикская археологическая экспедиция под руководством профессора А. И. Окладникова — он вел раскопки и на дне будущего Братского моря. Близ кишлака Туткаул экспедиция обнаружила каменные орудия гиссарской культуры — культуры первых земледельцев и животноводов Таджикистана. В другом месте тут-каульской долины была открыта стоянка людей каменного века.

И вот теперь следы более поздней культуры. Археологи принялись тщательно исследовать этот забытый путь. И что же? Около кишлака Туткаул в узкой расщелине нашли огромный, покрытый арабской вязью и великолепным резным орнаментом камень. Как он попал в расщелину? Что написано на нем? Пока что для археологов это загадка. Ясно лишь одно — это база колонны, век рождения — XVI—XVII. Чтобы детально изучить таинственную находку, нужно вывезти ее оттуда. Но как? Археологи уверяют, что помочь может только вертолет — машинам не подобраться к опасной расщелине.

Уже стало хорошей традицией вести археологические раскопки на местах будущих затоплений... Комплексное исследование района будущих работ — закон нашего строительства, свидетельство его высокой культуры.

ПРОСТО ИЛИ НЕ ПРОСТО?

Мы стоим на мосту, перекинутом через Вахш. Это место створа — всего в нескольких километрах от Нурека. Трудно представить, что там, где ты стоишь, очень скоро поднимется мощное тело плотины.

— Плотина будет насыпной, — объясняет Юрий Николаевич Чайковский, начальник строительства гражданских и промышленных объектов Нурека. — Мы сделаем так. В центре непроницаемое ядро из суглинков, по бокам ядра — фильтры, а остальное — обыкновенный камень. Такая конструкция к тому же устойчивее. Но камня потребуется много, ох, как много — целая насыпь от Ташкента до Самарканда!

— Где же взять столько?

— Мы просто снимем шапки с этих великанов. — Юрий Николаевич машет рукой направо и налево.

«Просто»... Просто срежем вершины двух гор. Я смотрю на Юрия Николаевича и только сейчас замечаю: большой загорелый лоб, морщинки у светлых спокойных глаз. Чайковский стоит, заложив руки в карманы плаща, ветер треплет его седые волосы. Здесь, среди рева воды, грохота взрывов, он чувствует себя как дома. Глядя на него, думаешь: «Черт возьми, для такого действительно все просто!»

— Юрий Николаевич, а с чего начнется строительство тела плотины?

— С рук. Да, да, именно с рук.

Две гигантские бетонные руки протянутся к горлу Вахша, чтобы прервать его дыхание: два строительных тоннеля будут проложены по левому берегу. Очень широкие, до двенадцати метров. и в длину более полутора километров каждый, они поглотят воду Вахша, отведут ее от места строительства плогины и сбросят снова в русло реки там, где это потребуется строителям. А когда эти тоннели выполнят свое назначение, их закроют и проложат три нитки других тоннелей, уже по правому берегу. Они подведут воду к зданию ГЭС, к турбинам. Здание ГЭС будет построе но намного ниже плотины.

Нет, совсем не просто развернуть такую стройку, да еще в горах.

Чайковский бросает цифру за цифрой, проводит параллели с другими строительствами. За его спиной уже не одна гидростанция.

Нурекская ГЭС...

Это будет самый высоконапорный в мире гидроузел. Даже знаменитая плотина Гран-Диксан в Швейцарии останется позади. Высота плотины на Вахше достигнет трехсот метров — высота стоэтажного дома! Это будет одна из самых крупных и сильных ГЭС в Советском Союзе — 2 700 тысяч киловатт. Мощность Нурекской ГЭС превысит мощность Сталинградской и Куйбышевской и уступит лишь Красноярской и Братской.

Это будет самый дешевый источник гидроэнергии в мире. Цена одного киловатта — 0,026 копейки!

Нурекская ГЭС не только одна из самых крупных строек семилетки, но и одна из самых интересных.

И легко, пожалуй, понять Юрия Николаевича, который в конце разговора обронил: «Я бы никогда не простил себе, если бы отказался участвовать в стройке этого гиганта. Когда я узнал, что здесь будут строить ГЭС, я бросил преподавательскую работу и просто-напросто удрал в Нурек».

МЕЧТАТЕЛИ В КЛЕТЧАТЫХ РУБАШКАХ

Большая стройка — словно камень, брошенный в воду. Один за другим разбегаются от него круги жизни. Вот первый, самый маленький. Он захватил лишь долину, где начинается стройка. Уже изрыли ее вдоль и поперек изыскатели, уже разравнивают бульдозеры взорванные скалы — то строители отвоевывают место для промышленных и строительных площадок.

Второй круг — шире. Неподалеку от Нурека растет новый поселок. Крупным городом станет Орджоникидзеабад: через него будет проходить бесконечный поток грузов для нурекской стройки. Орджоникидзеабад станет перевалочной базой, трамплином к Нуреку. Наконец поселок Нурек превратится в город Нурек.

Первыми, с кем я подружилась в Нуреке, были проектировщики. Они шли по улице веселой клетчатой гурьбой — все как на подбор в ковбойках — и громко разговаривали. Создатели будущего Нурека — Янис Чобанис, Виля Корчевский, Фарид Хусанходжаев, Борис Заведин... Смотришь на них, и хочется взять в руки кисть и прямо тут же, на улице, на фоне стропил строящегося дома, написать лицо, одно лицо, умное, твердое и чуть задорное! Лицо комсомольца, который добровольно приехал на стройку. Быть может, ни Борис, ни Виля, ни другие ребята не узнают себя. И все же я скажу каждому из них: «Это ты!»

Ребята жаждут показать «наш город». Мы долго взбираемся по крутым серым бокам высокой горы. Город, со всех сторон окруженный холмами, лежит перед нами как на ладони.

...Шоссе, по которому беспрерывно снуют машины. Прямая ниточка белых домов. Словно спасаясь от них, сбегают к крутому берегу Вахша плоские крыши глиняных кибиток. Два двухэтажных дома и много-много точек на улице — люди.

— Во-первых, мы построим стадион и плава тельный бассейн. — Фарид, высокий смуглый парень, не выдерживает долгого молчания. — Видите ту зеленую площадку на берегу Вахша?

— Нет, Фарид. Сначала кинотеатр. Понимаешь, открытый кинотеатр. Декорация — горы, — это, конечно, голос Яниса.

Янис — грек и, естественно, большой поклон ник «зрелищ на природе».

— Бросьте, ребята! Прежде всего нам нужны дома. Не кибитки с глиняным полом, не одноэтажные домишки, а большие, настоящие. Городские!

Я слушаю этот спор и думаю: «Что это? Смешные наивные мечты? Или правда так будет?»

Да, правда. Через несколько лет вместо тонких штрихов и линий на плане мы увидим...

Светлый, южный город. Он уперся спиной в полукруг гор, окружающих долину, вытянулся на берегу Вахша. Шоссе — эта пограничная линия, которая делила долину пополам и через которую Нурек не смел переступить ни одним домом, — стало центральной улицей. Серая ленточка дороги бежит теперь в обход города, тесно прижимаясь к подножию гор. «Подальше шум и пыль от города», — так решили нурекцы. А сколько домов, высоких, четырехэтажных! Четкие линии улиц делят город на несколько микрорайонов. Наверное, прежний Нурек уместился бы только в одном таком микрорайоне. Один за другим катят по улицам автобусы: жителей стало около тридцати тысяч. Когда-то плешивые берега Вахша покрылись густой южной зеленью.

Хорошо жить в таком городе! Но ведь вы, ребята, мечтатели, а когда мечта исполнилась... До скорой встречи на новой стройке!

(Окончание см. на стр. 31)
ПОКОРИТЕЛИ ВАХША
(Начало см. на стр. 17)

НУЖЕН КАК ВОЗДУХ

1965 год. Последний год семилетки. На полную мощность работает Нурекская ГЭС. Две линии электропередач разносят ее ток по Средней Азии. Одна — западная — идет к Самарканду, вторая — северная — к Ташкенту и Ферганской долине. Вторая линия короче, но сложнее. На ее пути Гиссарский и Зеравшанский хребты. Гигантские опоры линии электропередач поднимаются на высоту 3,5 километра, шагают по горным кручам...

Круги жизни разбегутся еще шире, когда Нурекская ГЭС войдет в энергетическое кольцо Средней Азии. Это кольцо включит и каскад ГЭС на Вахше, и тепловые станции в Туркмении, и Уч-Курганскую ГЭС на реке Нарыне в Киргизии, и электростанцию, работающую на бухарском газе, в узбекском городе Навои, и Чардарьинскую ГЭС на Сыр-Дарье в Южном Казахстане, и Кайрак-Кумскую ГЭС «Дружба народов» в Таджикистане. Нурекская ГЭС будет главным звеном энергетического кольца.

Когда летишь над Средней Азией, невольно спрашиваешь себя, есть ли на свете сила, способная превратить бурые гривы песков, что лежат между россыпями кубиков-домов, в зеленую дорогу между городами; способная оживить заснеженные пирамиды, в недрах которых кроются вольфрам и ртуть, цинк, свинец, редкие металлы...

Нурекский ток превратит Среднюю Азию в страну химии и цветной металлургии. Заглянем хоть краем глаза в 1970 год:

...Строится химический комбинат в Каратау.

...Осваивается новый нефтеносный район в Узбекистане.

...Вырос нефтеперерабатывающий завод в Южном Казахстане, в Чимкенте.

...Добыча газа достигла таких размеров, что его думают передавать и в Европейскую часть СССР.

...В строй вступила вторая целина.

Вторая целина. Засушливые, истомившиеся по воде земли. Поднять вторую целину в некоторых районах страны, развернуть широким фронтом ирригационное строительство — эту задачу поставил январский Пленум ЦК КПСС. И вот разольется Нурекское водохранилище: две большущие долины в Таджикистане — Яванская и Дангаринская — будут пить вахшскую воду. Но как оросить земли, лежащие на юге Таджикистана? На юго-западе Узбекистана? Вот тут-то на помощь и придет дешевый нурекский ток. Он заставит электрические насосы поднять воды из Аму-Дарьи и напоить Каршинскую степь, поля Бухарской и Сурхан-Дарьинской областей.

Нурекская ГЭС вернет к жизни 1 300 тысяч гектаров засушливых земель — больше, чем Асуанская плотина. Вторая целина — это равнинные земли с добрыми почвами. Неудивительно, что урожаи хлопка баснословно вырастут. Один Таджикистан будет собирать хлопка втрое больше, чем собирает сегодня.

Нурекский ток нужен Средней Азии как воздух. И она получит его, получит раньше срока. С трибуны Всесоюзного совещания молодых строителей комсомольцы Нурекской стройки обещали внести поправки в план. Вместе со всем народом строители Нурекской ГЭС встали на трудовую вахту в честь XXII съезда Коммунистической партии.

Вахш, который пропилил скалы, подчинится людям, взявшимся усмирить его!

 
Рейтинг@Mail.ru
один уровень назад на два уровня назад на первую страницу