Мир путешествий и приключений - сайт для нормальных людей, не до конца испорченных цивилизацией

| планета | новости | погода | ориентирование | передвижение | стоянка | питание | снаряжение | экстремальные ситуации | охота | рыбалка
| медицина | города и страны | по России | форум | фото | книги | каталог | почта | марштуры и туры | турфирмы | поиск | на главную |


OUTDOORS.RU - портал в Мир путешествий и приключений

Елена Кабанова

ГОРОД МЕЖДУ ЛЬВОМ И ДРАКОНОМ

ОЧЕРК

— Счастливая, ты увидишь Белград, — вздыхает мама и укладывает в дорожную сумку матрешку, которую я подарю первому же встреченному на югославской земле ребенку. — Послушай эту песню, — продолжает она и ставит на проигрыватель старую, негнущуюся пластинку.

Комнату затопляет горестный женский голос:

Ночь над Белградом тихая
Вышла на смену дня...
Пламя гнева горит в груди,
Пламя гнева, в поход нас веди...
В бой, славяне, заря впереди!..

— Это эхо войны, — говорю я, занятая сборами.

— Для тебя «эхо», а для нас с отцом это была жизнь, боль, вера в общую победу...

Я не стала огорчать родителей, пусть не знают, что Белграда я не увижу, мой путь лежит на Адриатику, в Дубровник.

«Тот, кто хочет увидеть рай на земле, должен приехать в Дубровник» — это не из рекламного проспекта, это слова Бернарда Шоу.

Свое поэтическое имя город взял у слова «дубрава». Его называли славянскими Афинами. Именно здесь родилась идея славянского единства.

Романтический город, весь в цитрусовых садах, оливковых рощах и виноградниках, словно вырастает из бирюзового моря. Белые домики под красной черепицей взбегают в горы, словно ласточкины гнезда, лепятся друг к дружке. Многоэтажные отели похожи на корабли, бросившие якорь в бухте. Особую прелесть городу придают балкончики, увитые плющом и зеленью. Это город поэтов, художников и туристов. Побережье Адриатики — югославы называют его ласково Ядран — манит никогда не замерзающим, теплым морем. Купальный сезон здесь длится с мая по октябрь. А вода такая прозрачная, что даже ночью в лунном свете виден камешек на дне. Дубровник называют «туристической Меккой» Югославии. В год его посещают 5 миллионов гостей.

Немного истории. Западное побережье Югославии, с городами Сплит и Дубровник, в древности называли Далмацией. Сложная судьба у этого края. Им владели римляне, византийцы. В VII веке пришли славянские племена, возникло «хорватское королевство». Но в XI столетии Далмацию покорила Венеция. Почти 400 лет крылатые львы украшали порталы дворцов Дубровника. Затем сюда пришли турки, и львов потеснил восточный дракон. Два века османского ига — мрачная полоса истории. Но во все времена город умудрялся сохранять свою самобытность и независимость. В XVIII веке удалось сбросить турецкое иго, однако подоспела Австрия, которая хозяйничала здесь сто лет. В 1918 году было покончено наконец со всеми иноземцами, создано Королевство сербов, хорватов, словенцев. Но потом был фашизм, оккупация. И только после разгрома гитлеровцев Дубровник, как и вся Югославия, обрел покой и свободу.

ФОТО. Романтический город Дубровник вырастает словно из моря

ФОТО. Ворота Пиле XIII века — вход в старый город

ФОТО, По крутой лестнице идут и идут туристы на стену древней крепости

Природа и история «написали» в Дубровнике свою каменную сказку. Дубровник опоясался мощными крепостными стенами, спасаясь от набегов. В старый город ведут Ворота Пиле XIII века. Сначала надо пройти подъемный, на цепях, мост (когда-то под ним темнел ров, заполненный водой). Ну что же, в путь!

Пройдем Ворота, очутимся в небольшом дворике и поднимемся по узкой лесенке на стену крепости. А теперь можно и оглядеться.

С высокой скалы «смотрит» в море башня Бокар, суровый страж города. Под стать ей круглая башня Минчета, могучая и элегантная, в буйных кущах розовых и сиреневых бугенвиллей, «защита и надежда» города. Поодаль форт св. Лаврентия, на воротах которого начертано: «Свобода дороже всех сокровищ мира!» Устремился ввысь легкий, изящный, в стиле итальянской готики, Францисканский монастырь.

А внизу рассыпался лабиринт узких улочек, в которых всегда прохладно, ибо солнце не достает их «дна». Заблудиться в Дубровнике невозможно — все пути выведут вас к центру — улице Страдун, где шумят торговые ряды, сверкают зеркальные витрины магазинов.

Нарядная толпа фланирует по Страдуну. Одни осматривают старинный монетный двор и таможню — Дивону. Другие заглядывают в средневековую аптеку, которой больше пятисот лет. Третьих интересует коллекция ювелирного искусства в Доминиканском монастыре. Кстати, в Москве еще при дворе Ивана Грозного работал золотых дел мастер Трифон из Дубровника, чеканивший серебряные кубки для великого князя... Любители экзотики толпятся у входа в аквариум. Там есть на что посмотреть: лениво шевелят иглами лиловые ежи, скалят широкие морды мурены, дремлют раки-отшельники с красавицами актиниями на спинах; словно призраки, проплывают студенистые кальмары, а распластанные на дне осьминоги, вдруг подобрав щупальца и сложившись в «зонтик», стремительно всплывают вверх. Весь этот подводный цветник движется, дышит, живет.

Проходит с гитарами молодежь, слышатся песни. У фонтана туристы бросают в воду монеты. И летят они, посверкивая на солнце. Иногда прошелестит бумажная купюра. Вижу, как парень в очках, «супермен», небрежно швыряет через плечо пять тысяч динаров. Не так уж давно эта сумма составляла почти месячный заработок рабочего. Сегодня нелегко прожить и на триста тысяч динаров. Инфляция... Ее зовут здесь «врагом номер один». По ее уровню Югославия занимает первое, непочетное место в Европе. Цены летят под облака. Югославы невесело шутят: «Скоро деньги будут на вес...»

ФОТО. Недорогие пицерии – на каждом шагу в старом городе

ФОТО. Когда-то здесь был монетный двор и таможня Дивона

ФОТО. Всегда прохладно в лабиринте узких улочек

ФОТО. На улице Страдун в центре Дубровника

Однако вернемся в город. Дорога вывела нас к памятнику поэту Гундуличу, на площадь его имени. По утрам здесь шумит многоцветный овощной рынок. Плетеные корзины с янтарно-розовыми персиками, отборным виноградом стоят прямо на постаменте. Воздух пронизан запахами жареной рыбы. Но это по утрам. А пока мы гуляли по городу, куранты на ратуше пробили три часа пополудни. Жизнь в городе замерла. Опустели площади, закрылись магазины, нет ни души даже в недорогих пиццериях. Местный народ отдыхает. До пяти часов. Лишь выглянет изредка в окно детская головка, не спеша пройдет в церковь монашка в черном.

ФОТО. У стен монастыря два поколения

Вечером все оживет, зажгутся огни, грянут оркестры в ресторанах. Играют больше национальную музыку, прорываются восточные мелодии и ритмы. Реже услышишь американский джаз или итальянскую эстраду. Югославская молодежь увлекается «новым фольклором». Это песни современных композиторов, написанные на старинные народные мелодии. Популярность «новых песен» связывают с миграцией сельского населения в города и изменением духовного облика горожанина. Они для тех, кто уехал из деревни, но оставил там свои привязанности. А таких тысячи.

Любит молодежь и народные танцы. Гладкозачесанные, черноволосые девушки в вышитых фартуках-прегачах; стройные юноши в широких штанах, красных кафтанах под кожаным поясом, где раньше их деды хранили табак, деньги, а иногда и оружие, охотно, с азартом водят хороводы.

В кафе за столиками пьют ароматный чай с чабрецом и мятой, который тут почему-то зовется «русским чаем». А еще кока-колу и соки. Непонятно, как владельцы справляются с планом? Может быть, на разнице цен? В лавках кока-кола стоит 170 динаров, в кафе — 350...

День близится к концу. Те, кто сегодня пел и плясал, завтра снова будут на своих трудовых вахтах.

Каждое утро к нашему кемпингу подруливает светло-зеленая «Лада». Это пригнал свой книжный магазин на колесах смуглолицый, сероглазый Светозар. Вообще-то он студент: сейчас, в каникулы, подрабатывает. Он нам симпатичен. Не в пример другому нашему знакомцу. Даже имени его мы не знаем, зато есть у него прозвище — «ложки-матрешки». Именно эти два слова не сходят с его губ, когда он видит советских туристов. Этот оборотистый парень летом скупает у туристов «закордонные» сувениры, которые зимой сбывает своим собратьям. И наоборот, зимой скупает по дешевке местные поделки из ракушек, чтобы летом продать туристам. Досадно смотреть: парень молодой, полный завидной энергии, а в голове один мелкий бизнес.

Дубровник — современный, комфортабельный курорт и в то же время город-музей под открытым небом. Здесь проходят фестивали .искусств, музыкальные и театральные. Храмы, дворцы, древнеримские колонны, старинные площади — готовые декорации для спектаклей.

Дубровник — город простых, трудолюбивых, доброжелательных людей. Рыбаки, кружевницы, пекари, садовники, темпераментные домохозяйки — его жители. Вот еще что бросается в глаза: на улицах много мужчин с авоськами, корзинами, полными продуктов, ведущих за руку малышей. Это рыцари семьи, заботливые отцы.

Детей здесь любят, заботятся о них. Декретный отпуск у женщин больше года. Выходя из родильного дома, мама получает подарок от персонала больницы — комплект белья для новорожденного. Наверное, недаром именно в Югославии, в городе Загребе, появился на свет пятимиллиардный житель Земли. Это мальчик Матей Гашпар. Приехавший сюда генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр 11 июля 1987 года поздравил родителей малыша...

Хотелось бы еще сказать о родстве наших языков: так много похожих слов, что можно обойтись без переводчика. Мы были гостями на свадьбе. И такие слова, как счастье, мир, дети, любовь, были понятны всем. Понятны и дороги.

Нам близки и заботы страны, ее проблемы. А их немало: инфляция, безработица, низкий уровень жизни. Семья рабочего не может себе позволить отдохнуть на побережье летом — не по карману!

В Югославии живет более 23 миллионов человек. Это седьмая по численности населения страна в Европе. Югославия — федерация шести социалистических республик. Государственный язык — сербско-хорватский.

Югославию считают балканской, средиземноморской и дунайской страной одновременно. Вдоль ее Адриатического побережья лежит тысяча островов. В основном это горная страна. Горы невысоки, но «нашпигованы» различными рудами — вольфрам, хромиты, никель.

Страна эта многонациональная, но у ее народов общая история, единая судьба. Самая большая и развитая республика — Сербия. Ее столица Белград, по-сербски Београд, стала столицей страны. Городу 2400 лет. Много раз он переходил из рук в руки, пережил много бед, пожаров, землетрясений. В нем не так много памятников старины, как в других европейских столицах, зато много парков, липовых и каштановых аллей, белоснежных домов под черепичными крышами.

ФОТО. В Югославии бережно реставрируются памятники истории

ФОТО. На площади поэта Гуидулича по утрам шумит рынок

Вот уже более сорока лет на Балканах мир. Свежие цветы у памятника жертвам второй мировой войны — напоминание, как дорого стоила победа и как надо беречь мир. Югославия выступает за всеобщее разоружение, поддерживает все советские мирные инициативы.

4 июля в стране отмечают День борца. В этот день в далеком сорок первом году Компартия Югославии призвала народ к восстанию против фашизма. Поднялась вся страна. В этот день встречаются бывшие однополчане, партизаны. Вспоминают об удивительной республике в Ужице.

В начале войны в Сербии возникла свободная от оккупантов Ужицкая республика. Случилось невероятное: в самом сердце порабощенной Европы состоялся ноябрьский парад в честь Великого Октября. Парад сорок первого года, как в Москве. И как в Москве, прямо с парада уходили в бой народные мстители. Больше двух месяцев прожила эта удивительная республика — работали фабрики, выходили газеты. Но фашисты все теснее сжимали кольцо вокруг непокорившейся земли...

В послевоенные годы страна сделала рывок вперед, созданы новые отрасли производства. Население сыто, одето, обуто. Но сегодня экономика переживает трудности: не хватает валюты, новой технологии. В каждой республике свой прожиточный минимум, свои цены: в Словении живут лучше, чем в Косове. Отсутствует единый рынок, в планировании допущены диспропорции. В стране больше потребляют, чем производят. Закуплено много лицензий за рубежом, теперь приходится там же покупать сырье и оборудование. Внешний долг страны достиг 20 миллиардов долларов. На его погашение идет половина всех валютных поступлений. Но долги надо платить. Югославия не может поступить, как. Бразилия, отказавшаяся платить по внешним займам. Чтобы преодолеть кризис, надо увеличить экспорт. А для этого нужно повысить качество продукции.

ФОТО. Комфортабельные туристские кемпинги удачно вписаны в пейзаж

ФОТО. Черепицей кроют не только дома, но и церкви

Как все страны социализма, Югославия отдает предпочтение развитию общественного сектора производства, но поощряется и частный.

Югославия первая социалистическая страна, которая «помирила» социализм с частным капиталом. Речь идет о том, чтобы строить социализм на капиталистические деньги. А почему бы и нет? Многие эмигранты-югославы охотно вкладывают свои деньги в экономику покинутой ими родины. Покинутой, но не забытой. Сегодня главная задача — оздоровить экономику.

В Югославии давно практикуется самоуправление в промышленности. Набирает размах частное предпринимательство. Открываются мастерские, пекарни, парикмахерские. Открывая «дело», хозяин не гнушается никакой работой: он директор, уборщик, шофер, бухгалтер.

В сельском хозяйстве страны успешно сотрудничают кооперативы-задруги и единоличные хозяйства. Единоличники берут у задруг в аренду технику, покупают семена, удобрения, берут на откорм скот, а расплачиваются долей урожая, процентом мяса. Выгодно и тем и этим. Зарабатывают частники много, но труд у них нелегкий.

— Работаем мы всей семьей, от зари до зари, — рассказывал нам Примаш Козак. — Конечно, наша жизнь не городская; ее распорядок пишет труд. Но в ней, я считаю, больше смысла и здоровья. А потом, кто-то должен кормить армию горожан? В магазинах ничего не растет. Все надо взять у земли и воздать ей сторицей. Жаль, что не все молодые понимают это, ищут почему-то легкой жизни в городах.

«Кормилицей номер один» считают в Югославии кукурузу. Какой же стол, говорят здесь, без вкусной, рассыпчатой мамалыги и золотисто-румяных кукурузных лепешек? Югославия входит в десятку стран—экспортеров кукурузы. Ее сеют на полях, в горах, и она нигде не подводит. В Белграде есть Институт кукурузы, где выводят новые сорта. В его работе участвуют и советские ученые. Институт полностью на хозрасчете, никаких дотаций от государства не имеет. Результаты работы ценятся не по числу защищенных диссертаций, а по урожайности сортов.

Садоводство — заметная отрасль экономики. Растут в Югославии инжир, персики, виноград. Но царица фруктов — слива. Югославский чернослив — мягкий, маслянистый — давно завоевал мировой рынок.

ФОТО. Побережье Адриатики — Ядран — манит туристов теплым морем

ФОТО. Белые дома под черепицей сторожат подножье гор

Не забыты здесь и старинные народные промыслы. Небольшое село Сирогойно Расул Гамзатов назвал ценным алмазом. История его такова. В разрушенном войной селе чудом уцелел старинный промысел — ручное вязание. По вечерам собирались женщины, и мелькали в их руках спицы, выводя затейливые узоры. Вязали платья, кофты, как их прабабушки, и не помышляли о славе. Но вот однажды в селе появилась молодая энергичная женщина Добрила Смилянич. Отобрав несколько образцов, она увезла их в Белград, показала специалистам, модельерам, коммерсантам... И началось то, что назвали «сирогойнским чудом». Изделия талантливых мастериц шагнули за рубеж. Сюда, в село, на показ мод, зачастили иностранные гости. Теперь «стиль Сирогойно» знают в Париже и Лондоне.

Югославия — страна автомобильная. По дорогам бегает 4 миллиона своих, родных машин да еще 9 миллионов прибывает с туристами.

Автосервис, к чести югославов, поставлен образцово. Вдоль дорог установлены щиты: «В пути Вы не одиноки, с Вами наш сервис!» Что бы ни случилось, достаточно набрать с любого телефона номер «987», и на помощь придут «желтые ангелы», как любовно называют техпомощь.

Советский Союз активно сотрудничает с Югославией в экономике и культуре. Нас сближают исторические судьбы, родство языков, общность цели — построение социализма. Югославы много строят у нас: в Сочи встали корпуса санатория, на Кубани вырос мощный агрокомплекс, в Москве, на Бережковской набережной, скоро откроет двери новый отель «Интурист». На судоверфи Сплита почти вся продукция идет на экспорт, основной партнер — Советский Союз. Мы были свидетелями, как сходил со стапелей танкер «Илья Чавчавадзе». Отзвучали речи, разбилась о борт традиционная бутылка шампанского, и корабль, оснащенный самой современной техникой, медленно и торжественно «съехал» в море, чтобы начать трудовую жизнь.

А в Югославии ходят электропоезда с маркой Рижского завода. В Белграде, в магазине «Волга», жители города могут купить советские ковры, холодильники. В Москве, в «Ядране», можно приобрести югославские товары — одежду, обувь, хрусталь...

Я заканчиваю рассказ о Югославии с того же, с чего начала, — с Адриатики. Ежегодно лучшему курорту присуждается приз «Золотая амфора». В год, когда мне там довелось быть, приз получил остров Хвар. Этот остров называют самым солнечным. «Если вы приедете к нам зимой и остановитесь в отеле, то за каждый день, когда будет идти дождь или снег, с вас не возьмут ничего, и вы будете жить бесплатно», — прочитали мы в красочном рекламном проспекте.

Отели не рискуют практически ничем — за последние полвека снег здесь выпадал лишь дважды. Развивая туризм, югославы не хотят строить громоздкие бетонные здания. Здесь предпочитают легкие изящные кемпинги, вписанные в природу. Будущее и за «домашним туризмом»: владельцы сдают комнаты внаем

ФОТО. Дубровник — город фестивалей и вернисажей. На выставке «наивного реализма»

...Неторопливый паром перевозит нас вместе с автобусом на благословенный Хвар, к плантациям лаванды. И сразу бьет в нос тонкий, терпкий аромат этих некрупных синих цветов. Каждый, кто приезжает сюда, непременно увозит с собой бутылочку лавандового масла и банку целебного меда. Не стала исключением и я.


 
Рейтинг@Mail.ru
один уровень назад на два уровня назад на первую страницу